Все записи автора Пашков Ю.Н.

Первая посадка (Это сегодня история!). ВОСПОМИНАНИЯ КОМАНДИРА АВИАНОСЦА СССР

Почти четверть века назад, в конце 1989 года, в Советском Союзе произошло знаменательное событие, большинством людей не оцененное и не замеченное. К нему лучшие умы Военно-морского флота и авиации страны шли долгих 80 лет.

1 ноября 1989 года в 13 часов 46 минут на палубу, нового еще не совсем достроенного корабля, совершил первую посадку самолет СУ-27К, управляемый Героем Советского Союза летчиком- испытателем Виктором Георгиевичем Пугачевым.

Летчик – испытатель ОКБ им. Сухого В.Г.Пугачев

Справка

В.Г. Пугачев родился в городе Таганроге Ростовской области в 1948 году. После окончания средней школы поступил, а в 1970 году окончил Ейское высшее авиационное училище летчиков. С 1980 года летчик-испытатель, за время работы провел летные испытания различных самолетов: истребителей — бомбардировщиков Су-17, штурмовиков Су-25, фронтовых бомбардировщиков Су-24, истребителей-перехватчиков Су-27. Общий налет за время летной работы составляет 3400 часов, в том числе более 2000 часов испытательных полетов. Установил семь мировых рекордов скороподъемности на самолете Су-27, в работе по программе испытаний создаваемого корабельного варианта самолета участвует с самого начала. В 80 годы принимал участие во всех испытаниях самолета палубной авиации СУ-27К на береговом аэродроме и корабле. Методика выполнения динамического торможения самолета отработанная В.Г. Пугачевым, получившая название «Кобра Пугачева», сделала имя летчика-испытателя всемирно известным.

День 1 ноября 1989 года вошел в историю авиации и Военно-морского флота. Он стал вторым днем рождения корабля, и к его названию прибавилось слово – авианосец. Самолеты, которые успешно сели на корабль, стали называться корабельными. Эта дата стала началом освоения нового корабля и, его главного оружия авиации.

Эту минуту ждали и приближали сотни тысяч специалистов проектных институтов, крупных объединений и предприятий Советского Союза, поставляющих на корабль вооружение, технические средства, оборудование, многотысячный коллектив строителей корабля. Ждал экипаж корабля, все кто, вышел в море для проведения летно-конструкторских испытаний (ЛКИ). Последние ждали и готовы были использовать любую возможность для того, чтобы увидеть своими глазами первую посадку самолета на корабль, с захватом троса тормозной машины гаком самолета.

Авианосец «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»

Корабль проекта 11435 типа Рига, по классификации НАТО «Кремль», последнее название «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

— заложен на верфи ЧСЗ – 01.09.1982 года

— спущен на воду – 04.12.1985 года

— первая посадка самолета – 01.11.1989 года

— принят в состав ВМФ СССР – 23.12.1990 года

— Военно-морской флаг поднят – 20.01.1991 года

Вернемся мысленно назад и вспомним, как это происходило. 20 октября 1989 года корабль бортовой № 111, названный именем столицы Грузии «Тбилиси», впервые отошел от причала Черноморского судостроительного завода, форсировал своим ходом, в течение пяти с лишним часов Буго-Днепровский- лиманский канал и встал на якорь на траверзе города Очаков.

Впервые свое умение обслуживать навигационное оборудование и приборы, практически обеспечить безопасность плавания корабля в сложных условиях показали специалисты штурманской боевой части (БЧ-1) корабля.

Командир БЧ-1 авианосца капитан 2ранга А.В.Дорофей

Справка

Дорофей Анатолий Васильевич назначен командиром штурманской боевой части в 1988 году, принял технические средства от завода, обеспечил навигационную безопасность при проведении летно-конструкторских испытаний (ЛКИ). Провел заводские ходовые и государственные испытания, корабль не имел предпосылок к навигационным авариям и происшествиям. 

Подтвердили свое умение самостоятельно обслуживать новые технические средства и обеспечили, совместно с силами обеспечения, безопасность плавания корабля в узкости специалисты боевой части управления (БЧ-7).

Командир БЧ-7 авианосца капитан 3 ранга Л.Ф. Данилов

Справка

Данилов Леонид Федорович после окончания Военно-морской академии назначен на корабль командиром боевой части управления. Совместно с командирами боевых частей штурманской и авиационной обеспечивал безопасность проведения летно-конструкторских, заводских ходовых и государственных испытаний.

Заступив впервые на вахту дублерами к действующим механизмам корабля, обеспечивали необходимый ход кораблю, и все виды питания специалисты электромеханической боевой части (БЧ-5).

Командир БЧ-5 авианосца капитан 2 ранга А.И. Утушкин

Справка

Утушкин Андрей Иванович с окончанием Военно-морской академии в 1987 году, назначен командиром электромеханической боевой части корабля. В должности командира БЧ-5 провел заводские ходовые и государственные испытания, пришел на Северный флот. За время командования боевой частью выхода материальной части по вине личного состава не было.

Не совсем достроенный корабль, с ускоренно сформированным, на год раньше экипажем, в минимально короткие сроки отработавший совместно с рабочими завода положенные элементы курсовых задач, вышел на летно-конструкторские испытания. ЛКИ должны были подтвердить, что построенный корабль с его авиационным оборудованием, способен безопасно принять на борт самолет, а его технические средства это обеспечить на ходу и на стоянке.

Специальный береговой полигон Советского Союза, созданный во второй половине 70-х годов, позволил отработать многие вопросы, связанные с созданием и испытанием корабельного самолета нового поколения. В первую очередь подтвердил возможность, взлета самолета с короткого разбега,  взлет с трамплина под углом 8 градусов в 1982 году, с углом 14 градусов в 1984 году. На нем были отработаны вопросы посадки на гак и торможение самолета, но на неподвижной «палубе» аэродрома. Проведенные, в 1982 — 1984 годах испытания на нем авиации позволили сделать вывод о том, что возможно создание нового серийного корабельного самолета трамплинного взлета.

Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, явилось итогом этого этапа работы на береговом полигоне «Нитка». За прошедшие годы были созданы опытные образцы самолетов трамплинного типа, прошедшие комплекс положенных испытаний на береговом полигоне, подтвердивших их технические возможности, заложенные характеристики и надежность. Для подтверждения этого в корабельных условиях на ходу нужен был корабль, он строился на Черноморском судостроительном заводе (ЧСЗ). По плану его строительства и передаче ВМФ это должно было произойти  во второй половине 1990 года, когда корабль должен был выходить на ходовые и государственные испытания.

Эти сроки не совсем устраивали по времени разработчиков корабельной авиации и промышленность. Они вышли с предложением перед дирекцией завода-строителя, о переносе сроков начала испытаний корабля, заручились их поддержкой и начали совместно ходатайствовать о переносе выхода корабля на испытания авиационного комплекса на 1989 год. После длительной переписки, проведения соответствующих согласований и совещаний, такое решение было принято.

К этому времени не все на корабле было в полной мере готово, но подготовка к выходу началась. В трудные условия был поставлен Северный флот, формирующий экипаж, в непростых условиях оказался новый, в небывало короткие сроки сформированный экипаж. Во вновь установленную дату выхода, корабль отошел от причала и начал движение в полигоны боевой подготовки для проведения испытаний, имея на борту по численности практически два экипажа, его достройка продолжалась во время выхода и во время испытаний.

Примерно через неделю после выхода и начала совместной работы с представителями промышленности и самолетами СУ-27К, МиГ-29К и СУ-25 УТГ по программе ЛКИ, самолет СУ-27К, управляемый Героем Советского Союза летчиком-испытателем В.Г.Пугачевым, впервые коснулся своими колесами палубы корабля, оставив на ней черные следы резины. Это был первый успех, который дал надежду на успешное проведение испытаний. После ухода самолета на береговой аэродром, все выходили на палубу и рассматривали след колес, оставленных самолетом, находящиеся на корабле стали ждали посадки.

29 и 30 октября самолетыСУ-27К, МиГ-29К и СУ-25УТГ несколько раз прокатились по палубе, длина проката самолетов постепенно увеличивается 30 метров, 40 метров и вот уже более 50 метров. По заходу самолетов и их проката по полетной палубе в соответствии с программой ЛКИ, даже находясь на корабле, чувствовалось, у летчиков и всех обеспечивающих испытания появляется уверенность при выполнении элементов программы, а корабль с его авиационными техническими средствами способен обеспечить безопасность посадки самолета.

31 октября с утра три самолета, каждый в свое отведенное время выполняли запланированную программу подготовки к посадке. Каждый из летчиков к этому времени выполнил уже около 20 пролетов с прокатом по палубе. У расчетов, обслуживающих технические средства и механизмы, появился опыт и навыки при обеспечении полетов, появился он и у летчиков при совместной работе с кораблем в простых условиях полетов, при ухудшении видимости, небольшом волнении моря.

А у находящихся на берегу специалистов завода и авиации шла своя работа, анализ результатов идущих испытаний корабельного авиационного комплекса и самолетов. На основании успешного выполнения программы ЛКИ постепенно зрело решение, определялись срок и летчик на первую посадку самолета на корабль. А между летчиками шло не гласное соревнование на лучшее исполнение программы испытаний. В программе испытаний участвовало три самолета и три отдельных, конкурирующих между собой организации.

Определить летчика и самолет, на первую посадку, время посадки должны на основании анализа и доклада руководителя полетов Н. Шматова, Председатель правительственной комиссии вице-адмирал А.М. Устьянцев, директор завода Ю.И. Макаров, главный конструктор корабля О.В. Белов, они находились на корабле и представитель Феодосийского летного центра.

Вице-адмирал А.М. Устьянцев, директор ЧСЗ Ю.И. Макаров

Текст совместного решения на посадку, члены комиссии по каждому самолету были определены и предварительно согласованы.

Справка

На вышедшем для проведения летно-конструкторских испытаний корабле были установлены в своем большинстве опытные образцы оборудования и технические средства обеспечения безопасности захода и посадку самолета.

Заход самолета на корабль, его подход на визуальную видимость осуществлял и контролировал руководитель полетов, корабельными техническими средствами, он находился в кормовой части надстройки на КДП корабля. Контролем посадки, заходом самолета и посадкой занимался непосредственно руководитель посадки, находящийся в посту управления посадкой на коме левого борта корабля. Пост оборудован приборами, позволяющими наблюдать заход самолета на посадку, пользуясь индикатором «Резистора» и монитором телевизионной системы «Отводок-Раскрепощение». С подходом самолета на дальность оптической видимости он начинает наблюдаться и оптической посадочной системой «Луна» и визуально, что обеспечивают большие квадратные иллюминаторы в хорошую видимость при подходе самолета к кораблю и движению по глиссаде, а после посадки его перемещение по полетной палубе.

Заход на посадку самолета до визуальной видимости летчик осуществляет по командам руководителя полетов. При выходе на визуальную видимость корабля летчик наблюдает огни оптической системы посадки «Луна» и сам может корректировать заход на посадку, он удерживает самолет в зеленом секторе посадочного луча, оптической системы. В этом ему оказывает помощь руководитель посадки,  помогая корректировать курс при подходе к кораблю. У руководителя посадки и летчика должно быть отработано полное взаимопонимание и достигнуто  доверие.

При посадке самолета на палубу корабля, основным средством, уменьшающим пробег, по палубе служит трос тормозной машины аэрофинишера. На корабле, установлены тросовые аэрофинишеры, у которых палубные тросы располагаются  в кормовой части на полетной палубе, а тормозная машина с механизмами размещается под палубой.  Разработчиком и изготовителем аэрофинишеров для авианосца был Пролетарский завод города Ленинграда, главный конструктор А.Булгаков. Приемный трос тормозной машины аэрофинишера №1, находится на полетной палубе в 50 метрах от кормового среза корабля, последующие три приемных троса расположены на расстоянии 13 метров друг от друга.

Сложностью посадки на корабль, кроме его движения, качки, переменной видимости является и то, что посадка самолета производится под углом к курсу движения корабля. Это позволяет при ни зацепе гака самолета за трос тормозной машины уйти летчику на второй круг. Предпочтительной является посадка самолета на второй и третий приемные тросы. Для ориентации летчика на пересечении осевой линии посадочной полосы и второго троса тормозной машины на полетной палубе белой краской накрашен круг диаметром девять метров.

Летчик, заходя на посадку, выпускает посадочный гак, расположенный в хвостовой части самолета, им зацепляется один из тросов тормозной машины и самолет плавно останавливается. Максимальные ускорения торможения при посадке ограничиваются допустимыми для организма летчика перегрузками. До появления реактивных самолетов максимальное ускорение торможения ограничивалось величиной 3,0-3,5g. С появлением реактивной авиации оно было повышено до 4,0-4,5g. Появление реактивной авиации заставило применять «скоростную посадку» — посадку на скорости, при которой самолет хорошо управляется или как её ещё называют в авиации «посадка без выравнивания». Самолет снижается по глиссаде, наклонной прямой, до касания полетной палубы, скорость посадки на палубу составляет 260-270 километров в час, вес самолета при посадке зависит от типа и составляет 10 — 30 тонн. Почувствовав торможение, летчик сбрасывает тягу двигателей. Время торможения от захвата приемного троса до полной остановки самолета занимает около 2-х секунд. При проектировании палубных самолетов особое внимание уделяется мероприятиям, улучшающим его посадочные характеристики и надежность шасси.

Проведенные исследования и испытания показали, что в условиях волнения моря на ходу корабля, при котором возможны еще взлетно-посадочные операции при вертикальном перемещении полетной палубы 4,0-5,0 метров, при максимальных вертикальных скоростях ее перемещения 1,5 — 2,5 метра в секунду. Для обеспечения безопасности посадки поврежденного самолета, ухудшения погоды установлено аварийное средство для его посадки на палубу, названное  аварийным барьером.  При посадке на  аварийный барьер допустимое ускорение торможения может быть больше 5,0g. Торможение осуществляется после захвата стоек шасси самолета тормозным тросом, а крыльев и фюзеляжа сеткой барьера, прочность шасси самолета обеспечивает такой захват.

При возникновении нештатных ситуаций при взлете или посадке самолета корабль должен быть готов к маневрированию, а экипаж к принятию мер для ликвидации последствий, возникших в их результате.

Первого ноября 1989 года день на корабле начинался как обычно, и ничего не предвещало неожиданностей. По докладу метеоролога штурманской боевой части корабля, прогноз на сутки был оценен как благоприятный, но ожидались осадки и ухудшение видимости. В 09.00 часов Московского времени, корабль вошел в полигон для работы с авиацией. Началась проверка вихревых потоков, для чего используются дымовые шашки, был проверен  газоотбойный щит, ведутся проверки аппаратуры авиационного комплекса и комплексная проверка тормозных машин.

С командно-диспетчерского пункта управления полетами корабля (КДП) прошел доклад о взлете самолета МиГ-29К с аэродрома, доложили о готовности к обеспечению полетов по программе испытаний.

В 09 часов 15 минут на палубы принят вертолет, на нем прибыли генеральный конструктор ОКБ им. Сухого М.П. Симонов, главный конструктор самолета СУ-27К К.Х. Марбашев, представители Феодосийского летного центра.

Полеты в соответствие с программой начались после 10.00 часов, первым прибыл в полигон самолет МиГ-29К, совершив несколько пролетов, он ушел в сторону аэродрома. Самолет СУ-27К прибыл для работы около 11.00 часов начал делать пролеты с касаньем палубы и прокатами.

В 12.00 на корабле начался обед, во время обеда в салон «Флагмана» М.П. Симонову К.Х. Марбашев принес для доклада документ. Михаил Петрович его подписал. Подписанный документ «Совместное решение на посадку самолета СУ-27К на корабль» он  передал директору Черноморского судостроительного завода, Юрий Иванович посмотрел, не читая, подписывает его и передает вице-адмиралу А.М. Устьянцеву. Со словами: «А в жизни я и не такое видел», «Совместное решение…» подписал Председатель Правительственной комиссии. А потом возникла небольшая неловкость у присутствующих на обеде, и сомнения в необходимости подписания «Совместного решения…». Все сомнения были развеяны после несильного удара о полетную палубу колес самолета и раздавшихся радостных криков людей. Ниже показан документ на основании, которого, было принято окончательное решение на посадку самолета СУ-27К.

СОВМЕСТНОЕ

РЕШЕНИЕ ПО ПОСАДКЕ САМОЛЕТА СУ-27к № 2 НА КОРАБЛЬ «ТБИЛИСИ»

 1 ноября 1989 года

 Самолет СУ-27к прошел испытания на комплексе «Нитка» по взлету с трамплина и посадкам без выравнивания. Подтверждены летно-технические характеристики, характеристики устойчивости управляемости, прочности планера.

Получена работоспособность радиотехнических посадочных средств.

Летчик Пугачев В. Г. в период подготовки выполнил более 500 захо­дов по глиссаде и более 200 посадок с зацеплением за трос, имея общий балл (средняя оценка) — 4,22.

В заходах по кораблю «Тбилиси» самолет СУ-27к летчик Пугачев выполнил — 30 заходов и             -12 касаний палубы. Подтверждена полная работоспособность посадочного  комплекса са­молет — корабль, КДП и ГРП.

Посадку на корабль самолета  СУ-27к № 2  летчиком  Пугачевым В.Г. разрешить.

Спасательные средства готовы к действию.

Устьянцев

Симонов

Макаров

Луняков

 Белов

13 часов 46 мин. 01. 11. 1989 г. ТАКР «Тбилиси».

А корабль шел заданным курсом в полигоне БП Черноморского флота, прошел доклад: «Самолет СУ-27К под управлением В.Пугачева курсом на корабль». На ходовой корабля поднялся Ю.И. Макаров, поступил доклад: «Руководителем полетов принято решение на его посадку самолета, летчик команду на посадку получил». Началась подготовка к приему самолета, проводится комплекс мероприятий по окончательной подготовке корабля, дана команда на приведение в рабочее состояние  тормозных машин. Время 13 часов 35 минут тормозные машины приведены в рабочее состояние, самолет СУ-27К под управление Героя Советского Союза летчика-испытателя ОКБ имени П.О. Сухого В.Г. Пугачева заходит на корабль.

Самолет в видимости идет на корабль, время 13 часов 46 минут захват троса №2 тормозной машины гаком самолета, самолет на палубе затормаживается, немного  откатывается назад, гак поднят, самолет подруливает на стоянку. Есть посадка! Так свершилось то, к чему Россия долго и тяжело шла 80 лет.

Время между событиями

№ п. п. Год исполнения Произошедшее событиеПрошло всего времени Прошло времени между событиями
   1 1909 год 23 октября Капитан корпуса корабельных инженеров Л.М.Мациевич  предложил построить корабль-разведчик с 25 аэропланами на борту   _ _
2 1936 год Построен опытный образец самолета для Военно-морского флота «КОР-1»     27 лет 27 лет
3 1941 год Закончено испытание самолета «КОР-2» на крейсерах «Молотов» и «Ворошилов», взлетом с катапульты на скорости 18 узлов 32 года 4 года
4 1950 год 7 декабря Вертолет К-10 произвел посадку на крейсер «Максим Горький»   41 год       9 лет
5 1956 год 24 августа Показан на параде в Тушино «Турболет» летчик-испытатель Ю.А.Гарнаев.   47 лет 6 лет
6 1962 год 15 декабря Заложен первый корабль группового  базирования авиации противолодочный крейсер «Москва»   53 года (56) (58)              О
7   1966 год октябрь Выполнен демонстрационный полет на самолете Як-36 на береговом аэродроме Кубинка     57 лет 10 лет
8 1970 год 21 июля Заложен первый тяжелый авианесущий крейсер «Киев»   61 год (63) (66) 8    (7)      (8)
9 1972 год 18 ноября Самолет «Як-36М» впервые произвел посадку на палубу  крейсера «Москва», стоящего на якоре  летчик- испытатель М.С. Дескбах.   63 года 6 лет
10 1982 год 1 сентября  Заложен первый авианосец «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».   73 года (76) (81) 12     (13)      (15)
11     1989 год 1 ноября   Самолет «СУ-27К» впервые произвел  посадку на палубу корабля летчик- испытатель В.Г.Пугачев   80 лет 17 лет

Всех, находящихся на корабле людей охватил восторг и радость, люди ринулось на полетную палубу, и началось ликование тех, кто долгие годы ждал и верил, что этот миг все равно наступит. В.Г. Пугачев остановил самолет прямо посредине полетной палубы, ему не дали выти из самолета на палубу. Виктор Георгиевича подхватили на руки и долго, подбрасывали вверх, у многих находящихся на глазах были слезы радости. Крики «Ура»! «Ура»! раскатами проносилось по полетной палубе. Это была ПОБЕДА, победа тех, кто сегодня был на корабле и многих тысяч людей, которые ее ковали долгие годы.

Самолет СУ-27К идет на посаду, виден гак, через доли секунды  первая посадк

Летчик-испытатель В.Г.Пугачев с командой, обеспечивающей его работу на корабле

Справка

Первая посадка реактивного самолета на корабль в Советском Союзе была произведена на Черноморском флоте в ноябре  1972 года. Летчик-испытатель М. Дескбах на самолете Як-36М произвел посадку на противолодочный крейсер «Москва» на специально приготовленную для посадки площадку.

Корабль стоял на якоре у мыса Чауда, для ориентации летчику при заходе самолета на посадку специально поставили два корабля-ориентира на расстоянии 2-х и 4-х миль от противолодочного крейсера «Москва».

Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель М. Дескбах

Доложили, что самолет МиГ- 29К взлетел с берегового аэродрома, после нескольких успешных проходов с касанием комиссией принимается решение о посадке. Все повторилось, самолет МиГ-29К управляемый Героем Советского Союза летчиком-испытателем ОКБ им. Микояна Т. Аубакировым совершил  посадку зацепом гака за первый трос аэрофинишера, это произошло в 15 часов 11 мин Московского времени.

Летчик-испытатель ОКБ им. Микояна Т. Аубакиров у самолета

После посадки самолета МиГ-29К, проведя анализ результатов посадки самолетов, комиссией принимается решение на взлет с трамплина корабля самолета МиГ-29К. Самолет устанавливается на стартовую позицию №1, команда на взлет, самолет легко в 16 часов 48 минут производит взлет с трамплина корабля и уходит на береговой аэродром.

Взлет самолета с трамплина

День хороших неожиданностей на этом не закончился, прилетел самолет СУ-25 УТГ, программа испытаний была продолжена. Самолет уверенно сделал несколько проходов с касанием и прокатом по полетной палубе, комиссия приняла решение на его посадку. В 17 часов 17 минут третий самолет СУ-25УТГ под управлением летчиков — испытателей И.В. Вотинцева и А.В. Крутова совершает посадку на палубу корабля, зацепом гаком самолета третьего троса аэрофинишера.

Самолет-25 УТГ, первый раз на палубе корабля

Успешность испытаний обеспечивали корабельные связисты боевой части связи (БЧ-4), используя  аппаратуру нового комплекса связи «Буран-2», они надежно обеспечивали связью корабль с самолетами на протяжении испытаний авиационного комплекса и авиации.

Командир БЧ-4 авианосца капитан 2 ранга П.Н. Могилевич

Справка

Могилевич Павел Николаевич командиром боевой части связи назначен после окончания Военно-морской академии в 1987 году. Хорошо использовал опыт взаимодействия с промышленностью и специалистами вышестоящего штаба. Много внимания уделял индивидуальной подготовке офицеров по специальным вопросам, что позволило провести ЛКИ, ходовые и государственные испытания корабля и переход на Северный флот имея надежную связь.

В работе по подготовке корабля к испытаниям авиационного комплекса и проведение его испытаний впервые участвовали специалисты авиационной боевой части (БЧ-6). Специалисты БЧ-6 совместно с рабочими готовили и обслуживали АТСК во время всего периода проведения ЛКИ.

Командир БЧ-6 авианосца подполковник П.А. Харичко

Справка

Харичко Петр Анатольевич назначен командиром авиационной боевой части после окончания академии. Совместная работа по подготовке корабля на первый выход для проведения ЛКИ с командирами штурманской боевой части и управления позволили успешно провести летно-конструкторские испытания. Опыт, приобретенный на стажировке при несении боевой службы в Средиземном море, помог при освоении должности, проведении ходовых и государственных испытаний, успешному переходу на Северный флот.

Есть должность на кораблях ВМФ, исполняя которую назначенный офицер должен все знать, быстро и безошибочно принимать решение и решать любую, возникшую задачу, в любое время суток. Это должность раньше называлась старший офицер, теперь старший помощник командира корабля (СПК). Таким СПК был на корабле Виктор Леонидович Чаплыгин, благодаря этому, многие вопросы решались быстро и не заметно, особенно это проявилось в период выхода и проведения ЛКИ.

Капитан 1ранга В.Л. Чаплыгин, СПК авианосца

Справка

Чаплыгин Виктор Леонидович, после окончания 6-го ВСОК в 1988 году, был назначен старшим помощником командира корабля. Формировал первую группу личного состава и с ней убыл в город Николаев. С прибытием в 181-ю бригаду строящихся и ремонтирующихся кораблей, сумел в короткие сроки изучить обстановку и организовать работу по подготовке экипажа к проведению летно-конструкторских, ходовых заводских и государственных испытаний корабля.

В вахтенном журнале корабля, впервые появилась такая историческая запись, сделанная рукой старшего штурмана, капитана 3 ранга А.В.Дорофей. Он в виде выписки выдавал ее представителям различных организаций и товарищам.

Советский Союз 1 ноября 1989 года стал иметь в составе Военно-морского флота авианосец и корабельную авиацию. Впереди у авианосца, который вскоре будет носить имя прославленного Наркома ВМС, Адмирала Флота Советского Союза, Героя Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова, большая и трудная задача по защите интересов родного Отечества на морских просторах.

Н.Г. Кузнецов (фотография из архива семьи)

Справка

Николай Герасимович, родился в деревне Медведки Котласского района Архангельской области 24 июля (11)1904 года. В 1919 году в пятнадцати летнем возрасте, приписав себе два года,  добровольно вступил на службу «военмором»  в Северо-Двинскую военную флотилию.

В конце 1920 года краснофлотец Н.Кузнецов переводится в Петроградский Центральный флотский экипаж. В 1922 году Н. Кузнецов поступает, а в 1926 году, выпускается из военно-морского училища им. М.В.Фрунзе, окончив его с отличием и правом выбора флота.

В 1929 году с должности старшего вахтенного начальника крейсера (помощника командира) убыл на учебу в Военно-морскую академию им. К.Е.Ворошилова.

4 мая 1932 года окончил обучение в ВМА с отличием и правом выбора моря. За время учебы в академии самостоятельно изучил немецкий и французский языки. С мая 1932 года по ноябрь 1933 года Николай Герасимович старший помощник командира (СПК) крейсера «Красный Кавказ». В 1933 году флагман 2 ранга Н.Г. Кузнецов назначается командиром крейсера «Червона Украина», под его руководством экипаж решает многие вопросы, связанные в первую очередь с повышением боевой готовности корабля. Разрабатываются документы, и практически отрабатывается система боевых готовностей одиночного корабля. Продумывается технически и отрабатывается экстренное приготовление турбин корабля к даче хода, что позволило сократить время их подготовки с четырех часов до 20.0 минут.

С августа 1937 года по март 1939 года Н.Г.Кузнецов командующий Тихоокеанским флотом, член Главного военного совета ВМФ, а с 28 апреля 1939 года Народный комиссар ВМФ, который он возглавлял 13 лет. Под руководством Н.Г. Кузнецова флот встретил и победоносно прошел Великую Отечественную  войну. 14 сентября 1945 года Н.Г.Кузнецову указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза.

Под руководством Н.Г.Кузнецова были заложены основы развития Советского ВМФ как Океанского ракетно-ядерного, способного решать задачи в любой точке мирового океана. Продумана и осуществлена система мер связанных со строительством флота, подготовкой специалистов всех уровней.

Именем Героя Советского Союза, Адмирала Флота Советского Союза названы: корабль Северного флота, Военно-морская академия Военно-морского флота, средняя школа города Москвы.

От первого официального предложения, высказанного в рапорте на имя начальника главного штаба русского флота, капитаном корпуса корабельных инженеров Львом  Михайловичем Мациевич 23 октября 1909 года, до посадки на палубу корабля 1 ноября 1989 года самолета прошло 80 лет.

В своем рапорте Л.М. Мациевич обосновывал необходимость строительства для флота России специального  корабля-разведчика с 25-ю аэропланами на борту. Такой корабль, по мнению Льва Михайловича, сможет повысить боевую возможность флота, позволит раньше обнаружить противника и применить свое оружие. При ведении боя авиация корабля сможет провести разведку результатов нанесения удара.

Сегодня с момента этого исторического доклада капитана корпуса корабельных инженеров Л.М.Мациевич, прошло больше века. Россия за это время пережила три войны и революцию, сегодня переживает свой очередной, трудный исторический этап. Военно-морской флот претерпел значительные изменения, став Океанским ракетно-ядерным, быстро утерял свое былое величие и могущество. Россия  на  кораблестроительных заводах сегодня не строит и в ближайшие 10 лет, по всей видимости, не планирует строить авианосцы.

Остается надеяться на то, что как во времена Петра Великого, нашему государству вскоре будет необходим достойный ее величия флот, последние события в мире это подтверждают.

Торжественный подъем флага на легком артиллерийском крейсере «Александр Невский»

Крейсер «Александр Невский» на Североморском рейде

Крейсер «Александр Невский» стал первым артиллерийским кораблем проекта, 68-бис вошедшим в состав боевых кораблей Северного флота в конце 1952 года. История корабля

  •   заводской  № 625;
  • заложен                                                             — 30 мая 1950 года;
  • спущен  на воду                                                — 7 июня 1951 года;
  • принят в состав ВМФ                                      — 31 декабря 1952 года;
  • поднят Военно-морской флаг                         — 15 марта 1953 года;
  • выведен  из боевого состава  флота                — 30 мая  1989 года

Швартовые и ходовые государственные испытания корабля, проводились на Балтийском флоте,  были закончены во второй половине ноября 1952 года. В течение оставшихся дней до конца 1952 года проводились работы по устранению недостатков. Подписание акта комиссией ВМФ состоялось, 31 декабря. Крейсер вошел в состав Военно-морского флота СССР, присутствовавший при подписании акта командующий Северным флотом адмирал А.Т. Чабаненко, внимательно заслушал доклад командира капитана 1 ранга А.М.Васильева по дальнейшему плану использования корабля. При докладе командир просил, после перехода на СФ утвердить дату первого Торжественного подъема флага 15 марта 1953 года. Командующий дату утвердил и обещал, если будит возможность, присутствовать на этом корабельном мероприятии.

Адмирал А.Т. Чабаненко

После перехода на Северный флот, подготовка к проведению первого подъема флага на корабле стало  главным мероприятием, к которому должен был подготовиться и выполнить экипаж. Еще раз  изучался внимательно Корабельный устав ВМФ 1951 года  (КУ-51), просматривалась находящаяся на корабле литература, в части касающейся истории и организации Торжественного подъема флага корабля. Пришлось поработать много с литературой пропагандисту корабля,  в результате  была подготовлена справка. Она была внимательно изучена,  откорректирована и доведена по корабельной трансляции в один из дней до экипажа.

Воинские ритуалы постепенно складывались в армии и на флоте России, только к XVI веку они стали приобретать свои основные черты. Они  стали подразделяться на ритуалы торжественные, торжественно-траурные и воинские повседневные. Основные признаки,  характеризующие воинские ритуалы их эмоциональность, торжественная приподнятость, красота и величественность, но при одном условии,  если они хорошо подготовлены.

Ритуал подъема флага корабля с момента его зарождения отличался особой красотой, изящностью выполнения и торжественностью, в нем все предусмотрено, учтено и прописано Корабельным уставом ВМФ.

История зарождения ритуала уходит во вторую половину XVI века, в 1668 году впервые на военном корабле «Орел» был поднят русский военно-морской флаг. Благородство, верность, честность, мужество и смелость символизировала его бело-сине-красная расцветка. Подъем флага на военном корабле «Орел» положил начало торжественному воинскому ритуалу подъема Военно-морского флага.

Первый русский Военно-морской флаг 1669 года «Флаг Московии»

Первым государственным деятелем, который серьезно и долгое время лично занимался разработкой и внедрением корабельных  флагов на Руси был Петр I, им в 1697 году вводится новый трехцветный корабельный флаг три цветные его полосы белая, синяя, красная символизировали благородство, верность, честность, целомудренность, мужество и смелость. Этим требованиям должны были соответствовать экипажи русских кораблей, и они на протяжении многих веков оправдывали это.

Флаг,  введенный Петром I на Руси в 1697 году

В 1712 году в России Петром I для боевых кораблей вводится Андреевский флаг, синий крест на белом поле.  Этот элемент флага, перешел с первого ордена России Святого Андрея Первозванного.  Соединение четырех углов крестом в центре флага символизировало объединение европейских морей России.

Андреевский Военно-морской флаг, под ним корабли флота России защищали морские просторы Родины

Андреевский флаг был святыней доблестного русского флота, под этим флагом ходили корабли в кругосветное плавание, вели ожесточенные бои эскадры прославленных адмиралов, под этим флагом русские моряки выиграли сражения при Чесме, Синопе, Наварино и вписали много славных  страниц в историю нашего Отечества.

 «Все воинские корабли российские не должны ни перед кем спускать флаги», — требовал Петровский «Морской Устав».

На протяжении всей истории русского флота это требование свято выполнялось. В самых жарких боях, в минуты опасности моряки флота всегда помнили, что главную святыню – Флаг корабля они должны беречь и охранять даже с риском для жизни.

Военно-морской флаг, поднятый на корабле Военно-Морского Флота, является Боевым  Знаменем корабля. Он символизирует  государственную принадлежность корабля, его готовность защищать государственные  интересы России на морских и океанских рубежах.

Подъем Военно-морского флага при вступлении корабля в строй (состав) ВМФ производится в торжественной обстановке.

Перед торжественным — праздничным событием на корабле редакционная коллегия  корабельной газеты, выпустила праздничный номер газеты, посвященной этому торжественному мероприятию. На страницах газеты экипажу кратко были доведены биографические данные князя Александра Невского именем, которого был назван крейсер.

Князь Александр Невский

Александр Ярославович, получивший за выигранное сражение на Чудском озере звание Невский, второй сын Великого князя Киевского и Владимирского Ярослава Всеволодовича, родился в Переславле — Залесском в мае 1221 года.

В 1234 году, в тринадцати летнем возрасте, состоялся первый боевой поход Александра под отцовским стягом на Дерпт, где им была одержана первая победа на реке Омовже. Летом 15 июля 1240 года, Александр получив известия о приближении отряда шведов, выступил им навстречу, а ночью внезапно напал. Дерзкая, смелая атака дружины, возглавляемой Александром, застала шведов врасплох, они потерпели полное поражение.Победа в этой битве в очередной раз продемонстрировала ум, военный талант, смелость и силу молодого князя Александра.

5 апреля 1242 года произошла знаменитая битва с Ливонским Орденом, на Чудском озере. Сражение это известно как Ледовое побоище еще раз показало военный талант, смелость и дальновидность Александра Ярославовича. Немцы, пришедшие захватить русскую землю, проиграли сражение и потерпели поражение. За это, выигранное при Чудском озере сражение князь Александр Ярославович получил звание Невский. Его слова, произнесенные после сражения, показанные в фильме режиссера Сергея Эйзенштейна «Александр Невский»: «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет», стали символом смелости, чести, доблести и благородства русского воинства на века. Такой материал был помещен в корабельной газете.

Подошел день Торжественного подъема флага, погода с утра вполне комфортная, по докладу старшего штурмана благоприятная: температура – 10.0 — 12.0, ветер 3-5 метров, парения не наблюдается, резкого изменения погоды не ожидается. Все немного волнуются, ожидается прибытие большого количества гостей.

Волнуется старший помощник командира надо ничего не забыть, все продумать, успеть. Энергичней чем обычно управляют службой, заставляет наводить порядок на палубах, организуют встречу и проводы гостей помощник командира и главный боцман. Весь в заботах начальник службы снабжения, дает последние указания  по приготовлению праздничного обеда, проверяет расстановку людей на  камбузе, порядок на камбузной площадке. Организацией встречи гостей занимается заместитель командира по политической части и пропагандист корабля, непосредственно вопросами организации подъема флага и флагов расцвечивания заняты связисты.

В 8 часов 30 минут, прибыли командование, представитель командующего флотом, дирекция  завода строителя корабля, администрация города Североморска, представители кораблей и приглашенные гости.

Время 8 часов 45 минут, звучит сигнал: «Повестка». На ют корабля спускаются ветераны, представители от кораблей, приглашенные. Личный состав, расписанный для подъема флагов, прибывают на свои места по расписанию.

Время 8 часов 47 минут, играется сигнал: «Большой сбор», экипаж строится по «Большому сбору» на установленных местах, по команде переводится на ют.  Время 8 часов 50 минут, производится доклад командиру корабля, он прибывает с гостями. Офицеры, сопровождающие Военно-морской флаг выносят его на место построения.

Время 8 часов 55 минут, по команде вахтенного офицера: «Исполнительный до половины» поднимается до половины сигнал, состоящий из двух флагов «Исполнительный». Прибывший для вручения флага представитель командующего Северным флотом, зачитывает приказ о вступлении корабля в строй и вручает командиру Военно-морской флаг и приказ. Командир корабля капитан 1 ранга А.М. Васильев с Военно-морским флагом на руках в сопровождении офицеров почетного караула  проносит Военно-морской флаг перед строем экипажа и закрепляет для подъема на гафеле.

Время 8 часов 59 минут, сигнал «Исполнительный» поднят до места. Команда по кораблю: «На Военно-морской флаг, гюйс, стеньговые флаги и флаги расцвечивания «Смирно»! По этой команде личный состав принял положение «Смирно» все взоры на флаг, офицеры сигнальщики поддерживают его в развернутом виде.

Время 9 часов 00 минут, по корабельной трансляции, верхней палубы, идут сигналы точного времени, звучит команда: «Флаг, гюйс, стеньговые флаги и флаги расцвечивания поднять!» Командир корабля, находящийся у флагштока, лично поднимает Военно-морской флаг СССР. Личный состав поворачивает голову в сторону флага, а офицеры, мичманы и прапорщики, прикладывают руку к головному убору.

Медленно, под звуки «Встречного марша» скользят флаги, они подняты до места. Исполняется Государственный гимн Союза Советских Социалистических Республик. Экипаж замер в строю, лица взволнованы и торжественны, люди готовы исполнить свой воинский долг по защите и обороне рубежей Советского Союза в любом месте Мирового океана.

Этот торжественный и волнующий всех момент, произошел при стоянке корабля на бочке №1 внешнего рейда Североморска 15 марта 1953 года. Сегодня с этого торжественного момента прошло шестьдесят лет, нет уже этого корабля, но осталась память, еще живы люди, которые в этом принимали участие. Нет сомнения в том, что люди стоящие в строю на этом празднике корабля, никогда не забудут этот день первого Торжественного подъема  Военно-морского флага  на корабле он для них останется в памяти навсегда.

А после праздничного обеда по кубрикам и в клубе корабля кубрик №18 был показан художественный фильм «Александр Невский», выпущенного к 700-летию битвы на Чудском озере в 1942 году.

На юте у Военно-морского флага и флагов расцвечивания

Последнее поколение отечественных артиллерийских крейсеров пр. 68-бис

С окончанием строительства и ввода в боевой состав Советского Военно-морского флота легких артиллерийских крейсеров проекта 68 типа «Чапаев» история строительства крейсеров была продолжена, но кораблями с лучшими техническими характеристиками и боевым возможностям, ими стали корабли проекта 68-бис.

Артиллерийский крейсер ЧФ на бочке в день ВМФ

С окончанием Великой Отечественной войны 1941-1945 годов И.В.Сталин повторно вернулся к программе  строительства океанского флота Советского Союза. Обновленная, с учетом прошедшей войны, послевоенная кораблестроительная программа предусматривала строительство линкоров, названных при закладке «Советский Союз», тяжелых крейсеров «Кронштадт», «Сталинград» и большой серии легких крейсеров, при закладке названных «Свердлов». К сожалению, построить линкоры и тяжелые крейсера для нашего Советского Военно-морского флота, кораблестроительные заводы по разным причинам не смогли. 

Легким артиллерийским крейсерам проекта 68-бис, построенным рекордными темпами было суждено стать на долги годы основными кораблями боевого ядра советского ВМФ. Более трех десятилетий они выполняли функции флагманских кораблей соединений и объединений флотов, участвовали в новом виде боевой деятельности, несении боевой службы, сдерживали агрессивные устремления вероятного противника в Средиземном море, в Атлантике и на Тихоокеанском театре, оказывали помощь, в дипломатической деятельности демонстрируя влаг нашего государства при посещении иностранных портов.

Головной крейсер проекта «Свердлов» впервые 18 июня 1953 года открыл историю официальных визитов Советских кораблей в иностранные порты, посетив базу Портсмут для участия в международном морском параде по случаю коронации королевы Великобритании Елизаветы II.

Крейсерам проекта 68-бис с их классической организацией, наличием в составе офицеров различных специальностей, было суждено стать «университетом» корабельной службы, они стали кузницей кадров своего времени, на их палубах выросло целое поколение Советских адмиралов и много достойных людей, прославивших наш ВМФ и Отечество. Легкие артиллерийские крейсера, пробыв в среднем по 30 лет в боевом составе флотов, оставив за кормой почти по  200 тысяч  миль и посетив с визитами дружбы более 60 портов стран мира,  стали постепенно уходить в историю.

А история их такова, при обсуждении программы военного кораблестроения, в кабинете И.В.Сталина присутствовали члены политбюро ВКП(Б) Л.П.Берия, Г.М.Маленков, Н.А.Булганин, судостроительную промышленность представляли И.И.Носенко и его заместитель А.М.Редькин, Военно-морской флот-нарком Н.Г.Кузнецов, его заместитель Л.М.Галер и начальник кафедры ВМА С.П.Ставицкий. По указанию И.В.Сталина надо было ускорить строительство кораблей новых проектов. На этом совещании было принято решение и о строительстве крейсеров проекта 68, с улучшенными техническими характеристиками их  предусматривалось построить двадцать один корабль.

Практические работы, по реализации программы строительства, были начаты, когда ВМФ было выдано тактико-техническое задание (ТТЗ) на проектирование, в котором были учтены все выявленные недостатки крейсеров предыдущих проектов. Для ускоренного создания нового крейсера, минуя эскизный проект,  проектной организацией ЦКБ-17 был разработан сразу технический проект будущего крейсера, получивший индекс 68-бис. Главным конструктором проекта был назначен А.Н. Савичев.

А.Н. Савичев главный конструктор крейсеров

Лауреат Государственной премии А.Н. Савичев родился в 1904 году, окончил кораблестроительный институт, а в 1933 году Военно-морскую академию. Его рабочая биография начиналась в корпусном отделе проектно-конструкторского бюро Путиловского завода, где он занимался подготовкой проектной документации для строительства тральщиков и легких крейсеров Советского Союза.

Технический проект корабля был готов через полгода, рассмотрен и принято решение о начале строительства. О планируемом строительстве серии новых легких крейсеров проекта 68-бис  на кораблестроительных заводах, стало известно, когда начались обсуждаться названия, планируемых к постройке крейсеров. Для выполнения указания по созданию крейсера в короткие сроки было принято решение оснащать корабль только тем, что не задерживало сроки его создания.

Поэтому строительство кораблей, оснащение вооружением и техническими средствами шло в соответствии с установленными сроками и имело не много отличий от построенных и строящихся кораблей  проекта 68. Планировалось усилить зенитное вооружение, доведя число 100 мм АУ до шести, 2х37 мм автоматов до 16 спаренных установок. Повышены боевые возможности  торпедного оружия (ТО) на корабли планировалась установка  2х5-530 мм торпедных аппарата (ТО).

Впервые на кораблях проекта планировалась установка  размагничивающего устройства, для формирования корпуса применялась более прочная сварная сталь. Специально для этого проекта впервые была разработана новая технология сборки корпуса, сворной корпус корабля начинал формироваться в цехе из цельносварных объемных секций массой 100-150 тонн, которые поставлялись к месту строительства. Двадцать три водонепроницаемых переборки разделяли корпус корабля на 25 отсеков, обеспечивающих его живучесть и защиту от поступления воды в случае возникновения нештатных ситуаций.

Броневые плиты при строительстве использовались не только для защиты, но и как несущие конструкции корпуса, строящегося корабля. По сравнению с проектом 68 произошло увеличение толщины броневого пояса в районе от 32 до 170 шпангоутов. Произошло усиление броневой защиты помещений рулевого и румпельного отделений, переборок — до 100 мм, палуб корабля — до 50 мм, боевой рубки — до 130 мм, башен главного калибра — до 130 мм. Непотопляемость корабля по проекту обеспечивалась  при затоплении трех смежных отсеков. Мореходность обеспечивала плавание корабля при любых погодных условиях.

Главная энергетическая установка

Главная энергетическая установка (ГЭУ) корабля не многим отличалась от корабля предыдущего проекта, состоял из двух эшелонов. Каждый эшелон состоял из главного турбозубчатого агрегата (ГТЗА) типа ТВ-7 производства Харьковского турбогенераторного завода, обеспечивал мощность 55000 лошадиных сил, получая пар от трех водотрубных котлов типа КВ-68. Это были вертикальные водотрубные котлы треугольного типа с производительностью 115 тонн пара в час, перегретый пар вырабатывался под рабочим давлением до 25 атмосфер, при температуре 350- 370 градусов.

Два главных турбозубчатых агрегата (ГТЗА) и шесть главных котлов (ГК) находились в отдельных автономных водонепроницаемых отсеках и обеспечивались двумя комплектами вспомогательных механизмов. Каждый ГТЗА мог работать на вал только своей валолинии. Правый вал  носовой машины длиной — 84, 9 метра, левый кормовой машины длиной — 43,7 метра. Гребные валы 500 мм толщиной должны были вращать два латунных винта диаметром — 4,58 метра и массой — 16, 4 тонны.

Энергетическая система постоянного тока напряжением 220 вольт, включает пять турбогенераторов типа ТГ-300 и четыре дизель генератора типа ДГ-250 их суммарная мощность 2500 Вт.

Запасы: топлива — 4000 тонн, разных масел- 90 тонн, дизельного топлива — 80 тонн, питательной воды для котлов — 317 тонн, позволяли автономно в течение 30 суток выполнять боевую задачу и пройти до 9000 миль.

Артиллерийское вооружение

На крейсер устанавливалось самое мощное артиллерийское вооружение на отечественном флоте, оно превосходило артиллерийское вооружение английских крейсеров «Белфаст», «Шеффилд» и «Тайгер», практически на равных быть с американскими легкими крейсерами типа «Кливленд» и «Ворчестер».

Артиллерия ГК крейсера была усовершенствована, вместо четырех 152 мм трех орудийных 13 установок МК-5 устанавливали четыре 152 мм трех орудийные установки МК-5-бис с системами управления стрельбой «Молния АЦ-68». Артиллерия ГК состояла из двенадцати 152-мм орудий Б-38, помещенных в четыре 3-х орудийных башни. Одним из достоинств артиллерии ГК является ее живучесть, конструктивно обеспеченная резервированием приборов, схем и способов управления стрельбой, таких вариантов насчитывалось до восьми.

Справка

Разработку пушки Б-38 вело конструкторское бюро завода Большевик. ТТЗ на модернизацию установки были выданы в 1946 году, утверждено в 1947 год. Головной образец башни был изготовлен в середине 1950 года. Производство башен велось на Ленинградском машиностроительном заводе. К наиболее важным особенностям орудий башен крейсера относится  система заряжания, она стала картузной. Досылка снаряда и заряда орудия производятся с качающегося лотка, установленного на угол заряжания. С помощью прибойника цепного типа, приводимого в движение электродвигателями, с качающегося лотка досылался снаряд. Боевым номером расчета, заряжающим орудие и с помощью деревянного толкача, производилась досылка заряда.

Боекомплект для артиллерии главного калибра предусматривает наличие на корабле в четырех снарядных погребах для хранения в стеллажах снарядов бронебойных, полубронебойных, осколочно-фугасных и осветительных парашютных. В четырех зарядных погребах, размещенных ниже снарядных погребов, в стеллажах находились 1980 выстрелов, заряды боевые весом 24 кг, ими обеспечивается дальность стрельбы до — 30215 метра, понижено-боевые весом 16,5 кг, ими обеспечивается стрельба на дальность до — 23722 метра.

Справка

Система приборов управления стрельбой (ПУС) крейсера «Молния АЦ-68» для управления огнем артиллерией главного калибра, была разработана в НИИ-303 Ленинграда главный конструктор С.Ф.Фармаковский,  изготовление ПУС велось на заводе №212.

Артиллерия УК представлена шестью спаренными 100 мм АУ СМ-5-1, по три на каждом борту, разработанные ЦКБ-34 в 1943-1947 годах, серийно изготовленные на заводе «Большевик». Два СПН-500 со стрельбовой радиолокационной станцией «Якорь», на ней впервые технически решена проблема совмещения инструментального метода стрельбы зенитной артиллерии с автоматическим сопровождением ВЦ цели по трем координатам. Для хранения боеприпасов шесть погребов, где размещаются 3600 выстрелов, вес унитарного патрона-15,6 кг.

Артиллерия ЗК представлена 2х16-37 мм автоматами В-11М, должна использоваться для самообороны: противовоздушной, противокатерной, противоракетной, противоминной и других. Автоматы были изготовлены на заводе №4 города Красноярска. Для хранения боеприпасов восемь  погребов, где размещаются 44250 выстрелов, вес унитарного патрона — 0,8 кг.

Радиоэлектронные средства

На корабле предусматривалась установка аппаратуры, обеспечивающей работу боевого информационного поста (БИП), которая стала прототипом современных АСУ надводных кораблей. БИП  предназначался для координации работы корабельных средств освещения обстановки, отображения ее на планшетах, обработки информации и определения ЭДЦ обнаруженных целей. Из БИП должно было осуществляться наведение своей истребительной авиации (ИА), при необходимости торпедных катеров (ТК) на обнаруженные воздушные и надводные цели противника.

Корабли проекта 68-бис явились наиболее совершенными артиллерийскими крейсерами отечественного флота своего времени, они стали вершиной эволюции военно-морской техники того периода. Строящиеся корабли проекта качественно отличались от кораблей типа «Чапаев» эти изменения были заложены конструктивно на этапе разработки проекта с учетом требований ТТЗ ВМФ.

Строительство крейсеров было развернуто на четырех кораблестроительных заводах: в Ленинграде (№189 и №194), Николаеве (№444), Молотовске (позднее Северодвинске) (№402).

В течение первых двух лет 1948-1949 годов, на разных заводах, было заложено и построено 14 крейсеров. Такого высокого темпа строительства легких артиллерийских крейсеров не знала ни одна страна мира. По проекту 68-бис, в течение 1949 — 1955 годов, были построены легкие артиллерийские крейсера, носящие имена собственные русских флотоводцев, полководцев и патриотов, государственных деятелей советского времени, названия   городов — портов, ими стали крейсера:  «Свердлов», «Дзержинский», «Орджоникидзе», «Жданов», «Александр Невский», «Адмирал Нахимов», «Адмирал Ушаков», «Адмирал Лазарев», «Александр Суворов», «Молотовск» («Октябрьская революция», «Адмирал Сенявин», «Михаил Кутузов», «Дмитрий Пожарский», «Мурманск».

Крейсер проекта 68-бис «Свердлов»

Большая часть крейсеров носила имена, ранее находящихся в ВМФ кораблей.

Название «Свердлов» перешло от гвардейского монитора ТОФ и эскадренного миноносца Балтийского флота типа «Новик», заслонившего собой от идущей торпеды в 1941 году крейсер «Киров».

Название «Дзержинский» перешло от катера-тральщика Азовской флотилии, носившего это название до 1921 года, эсминца Черноморского флота, погибшего в 1942 году, монитора ТОФ, выведенного из боевого состава флота в 1945 году. После вывода крейсера из боевого состава флота его имя стал носить пограничный сторожевой корабль.

 «Александр Невский» название перешло от парусного 3-х мачтового 50-и пушечного фрегата вторым командиром, которого был известный русский адмирал Д.Н.Сенявин и броненосного крейсера береговой охраны Балтийского флота. После вывода крейсера из боевого состава это название получил строящийся эсминец ВМФ.

 «Адмирал Нахимов» корабли с таким названием входили в состав флота более 100 лет, первым был броненосный крейсер, погибший в Цусимском бою. Легкий крейсер Черноморского флота, на котором служил будущий ГК ВМФ Н.Г.Кузнецов, переименованный в «Червону Украину». После вывода крейсера из боевого состава в 1962 году это название носил до 1992 года большой противолодочный корабль, а с 1992 года тяжелый атомный ракетный крейсер. Это далеко не полный перечень произошедших с изменениями названия кораблей за прошедшие полвека.

В результате строительства головной корабль серии «Свердлов» имел следующие характеристики.

Технические характеристики  крейсера типа «Свердлов»

Водоизмещение:

  • стандартное -13290 тонн,
  • полное -16970 тонн.

Основные размерения:

  • длина наибольшая -210 метра,
  • ширина- 22 метра,
  • осадка -7,8 метра.

Мощность ГЭУ — 128000 лошадиных сил.

Скорость хода -33 узла.

Автономность – 30 суток.

Дальность плавания – 9000 миль (скорость-18 узлов).

Бронирование:

  •  борт — 100 мм, башни -175 мм, палуба — 50 мм,
  • боевая рубка –130 мм.

Вооружение:

  •  4×3 — 152-мм АУ ГК,  6х2- 100-мм АУ УК, 16х2- 37-мм автомата,2×5 — 530 мм торпедных аппарата.

Третья и четвертая башни дивизиона главного калибра

Салют четвертой и шестой башнями дивизиона универсального калибра

Механизмы:

  • 2 турбины типа ТВ-7, 6 котлов типа КВ-68,
  • 2 винта диаметром 4,6 метра.

Радиолокационное вооружение (радиолокационные станции):

Воздушного наблюдения – «Гюйс-2», обнаружения надводных целей – «Риф», навигационная – «Нептун» 2-еденицы, радиолокационного обнаружения – «Мачта», подводных целей – «Тамир-5н». Экипаж — 1270 человек. Построенные крейсера типа «Свердлов» Советского Союза были лучшими артиллерийскими кораблями своего времени. Корабль, обладал высокой живучестью механизмов и оружия, предусматривалось до восьми степеней резервирования использования оружия, и до четырех степеней использования отдельных механизмов на случай их выхода из строя.

Крейсер «Александр Невский» на Североморском рейде

Сравнение боевых возможности артиллерии  наших легких Советских крейсеров  с аналогичными кораблями иностранных государств по критериям:

  • дальность стрельбы;
  • вес артиллерийского снаряда;
  • скорострельность артиллерийской установки.

Показывают преимущество отечественной  артиллерии крейсеров проекта 68-бис над всеми аналогичными в то время в мире.

Сравнительная таблица советских артиллерийских крейсеров

     № п./п.   Проект     Тип     Год     Количество (ед.) Водоизмещение       (тонн)     Основные Размеры  ДхШхО  (метры) Скорость (узлы) Д.(мили)/А.(сутки)       Вооружение   Бронирование (мм) Экипаж (человек)
    1   26 Киров 1935- 1938гг       6     7880- 9536   191х18х6   36   3750/     3х3-180 12-37 2х3 ТА 2СР КОР-1   50-150     724
    2   68 Чапаев 1946-1950гг     5   11130    — 14040   199х20х7   33   6360/ 30   4х3-152 4х2-100 14х2-37   50 100 150 175     1185
    3   68-бис Свердлов 1949- 1952гг     14   13290    — 16970   210х22х8   33   9000/ 30   4х3-152 6х2-100 32х2-37 2х5 ТА   50 100 130 175   1270

Четырнадцать, построенных крейсеров Военно-морского флота Советского Союза верой и правдой служили родному Отечеству на всех четырех флотах, и долгое время являлись их гордостью.

Больше всего крейсеров было на Балтийском флоте – пять «Свердлов», «Орджоникидзе», «Адмирал Ушаков», «Жданов»,«Октябрьская революция».

Меньше на Черноморском флоте – четыре «Адмирал Лазарев», «Дзержинский», «Адмирал Нахимов», «Михаил Кутузов».

Два на Северном флоте – «Мурманск», «Александр Невский» и три на Тихоокеанском флоте –  «Адмирал Сенявин», «Дмитрий Пожарский», «Александр Суворов».

За это время их нахождения в боевом составе флотов, эксплуатации произошли, конструктивные изменения кораблей. Возрастающая роль авиации при ведении боевых действий на море потребовала создания на их базе кораблей ПВО с заменой артиллерии главного калибра комплексами ЗУРО. Но по результатам проведенных на крейсере «Дзержинский» испытаний комплекс на вооружение не был принят и само перевооружение кораблей прекращено. На части крейсеров было поставлено новое радиотехническое и радиолокационное вооружение,  30 мм автоматические МЗА для усиления огневых зенитных средств. Два крейсера «Жданов» и «Адмирал Сенявин» были переоборудованы в корабли управления.

Экипажи крейсеров всегда отличались более высокой организованностью, порядком и дисциплиной. Крейсерская организация означала не только более высокую степень отработки экипажа, элементов боевой и повседневной организации, но и особую морскую выучку красоту и слаженность выполнения приемов морской практики.

Головной корабль серии, крейсер «Свердлов» под командованием капитана 1 ранга Олимпия Ивановича Рудакова в 1953 году при постановке на два якоря способом «фертоинг» в Портсмуте поразил англичан и экипажи, стоящих на рейде кораблей. Экипажи, стоящих кораблей восхищались быстротой, за 12 минут вместо положенных 80 минут постановкой и изяществом выполнения маневра кораблем при занятии своего места в строю кораблей. Непринужденностью и слаженностью работы палубной команды экипажа, точностью постановки.

Первый командир капитан 1 ранга О.И. Рудаков, был человеком, познавшим войну, профессиональный моряк, с непростой судьбой и богатой биографией, о чем надо немного рассказать.

Справка

Олимпий Иванович Рудаков родился в 1913 году в Казани, после окончания училища служил на Северном флоте, участник Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, в начале войны он был старшим помощником эсминца «Гремящий» Северного флота. При сопровождении конвоя в Баренцевом море в девятибалльный шторм у эсминца оторвало корму. Командир корабля, заместитель и старший помощник были отданы под суд военного трибунала и приговорены к расстрелу, благодаря своевременному вмешательству командующего Северным флотом адмирала А.И. Головко, ходатайства ГК ВМФ адмирала Н.Г. Кузнецова, расстрел был заменен штрафной ротой. До 1944 года О.И.Рудаков воевал в разведке на полуострове Рыбачий. Был реабилитирован и назначен служить на эсминец «Доблестный», затем назначается старшим помощником командира линкора «Архангельск». В 1951 году он был назначен командиром строящегося крейсера «Свердлов». Два его сына пошли по стопам отца и посвятили свою жизнь служению Отечества на кораблях Военно-морского флота Советского Союза.

Капитан 1 ранга О.И.Рудаков во время постанови на якоря способом «фертоинг» в Англии

Последним кораблем в серии крейсеров стал «Мурманск», а его первым командиром был  капитан 1 ранга Т.Г.Катышев Трифон Григорьевич.

Справка

Трифон Григорьевич Катышев родился в 1929 году в городе Опочка Псковской области, участник Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. После окончания войны, командовал эсминцами  «Славный» и «Одаренный». Был старшим помощником командира крейсеров «Железняков» и «Александр Невский». В 1952 году был назначен командиром крейсера «Мурманск». После крейсера в течение семи лет командовал бригадой эсминцев, в течение 12 лет был начальником кафедры и заместителем начальника ВВМУРЭ им. А.С. Попова.

Контр-адмирал Т.Г. Катышев в центре

Крейсера проекта 68-бис и их экипажи в 60-х годах участвовали в освоении нового видам деятельности Военно-морского флота несение боевой службы в отдаленных районах Мирового Океана. В это время экипажи крейсеров взяли на себя основную тяжесть выполнения задач боевой службы, поставленных кораблям ВМФ, что требовало от командиров повышения уровня морской культуры и выучки, умения управлять экипажем в условиях длительного плавания вдали от родных берегов. Эта задача была с честью решена экипажами кораблей под руководством их командиров.

Крейсера проекта 68-бис, построенные в Советском Союзе в начале 60-х годов, бесспорно, были лучшими артиллерийскими кораблями своего времени. Они были «архитектурно» красивы, с ярусами башен главного и универсального калибров, изящным удлиненным корпусом, деревянная палуба, небольшая надстройка, фок и грот мачты, придавали кораблю своеобразную красоту и стремительность. Крейсер, проектируемый на опыте прошедшей кровопролитной войны и построенный после войны, обладал хорошими мореходными качествами, живучестью, с хорошими условиями для размещения и проживания экипажа, вошел в историю Советского ВМФ. Вооружение и технические средства являлись достаточно, современными почти на протяжении четырех десятилетий, что может быть отнесено к рекордным явлениям в истории их создания и эксплуатации.

Сегодня, когда пишутся эти строки, эпоха артиллерийских крейсеров закончилась, им на смену приходят крейсера с ядерной  энергетической установкой и ракетным и артиллерийским вооружением. Закончилась не большая по времени крейсерская эпоха, но крейсера помнят люди, которые выросли на них, которым крейсера стали школой жизни, мужества, становления и познания корабельной службы.

Три командира крейсера адмиралы Николай Герасимович Кузнецов, Иван Степанович Юмашев, Феликс Николаевич Громов стали впоследствии ГК ВМФ. Более семидесяти офицеров, командиров крейсеров стали адмиралами пройдя, через «университеты» крейсерской службы. Сколько прошло через службу на крейсерах вообще людей за годы их нахождения в боевом составе ВМФ Советского Союза, и впоследствии стали исследователями, учеными, политическими деятелями и прославили наше Отечество сказать трудно, можно только ответить уклончиво много.

Строительство советских отечественных крейсеров

История отечественного строительства артиллерийских крейсеров насчитывает почти полтора столетия, она своеобразна, самобытна и изобилует множеством уникальных фактов, смелых инженерных решений. Мы сегодня гордимся известным адмиралом А.А.Поповым, выдвинувшим и  практически осуществившим идею создания мощных океанских крейсеров, способных без пополнения запасов совершать длительные переходы из Кронштадта во Владивосток. Броневая защита  мощная артиллерия, позволяли им  успешно вести бой с крупными кораблями противника, а скорость произвести быстрое перестроение, принимать участие в бою и занять при необходимости место на флангах или авангарде кораблей эскадры.

В 1877 году в состав флота России вошел, признанный самым мощным кораблем своего времени и положивший начало основному классу броненосных кораблей, эскадренный броненосец «Петр Великий».

Эскадренный броненосец «Петр Великий»

Только четыре года спустя в 1881 году такие корабли появились у владычицы морей Англии и через тринадцать лет в Соединенных Штатах Америки.

Вдень подписанияДекрета о создании Рабоче- Крестьянского Красного флота 11 февраля 1918 года, молодая Советская республика имела флот, состоящий из 1100 боевых кораблей и судов и 180000 личного состава.

Первое поколение отечественных артиллерийских крейсеров

В составе Красного флота Советского Союза до 30-х годов XX века находились три крейсера, заложенных еще до первой мировой войны. За прошедшие годы они устарели, и требовалось строительство новых кораблей. Программой военного судостроения, принятой Советом Труда и Обороны, было определено строительство серии из шести легких артиллерийских крейсеров. По два для Балтийского, Тихоокеанского и Черноморского флотов. Советские крейсера создавались как корабли океанской зоны.

Основными задачами, которые должны были выполнять крейсера, находясь в составе эскадры, вывод легких сил в атаку, поддержка корабельного дозора и разведка, охрана кораблей эскадры от легких сил противника.

Работынад проектом легкого артиллерийского крейсера начались в 1932 году. Главным конструктором проекта был назначен А.И. Маслов. Перед коллективом проектно-конструкторского бюро стояла задача создать крейсер, не уступающий по своим характеристикам лучшим зарубежным аналогам.  Анатолий Иосифович Маслов родился в городе Харькове в 1884 году, в 1902 году поступил на кораблестроительное отделение Морского инженерного училища, рас положенного в Кронштадте. Окончив училище в 1905 году в звании подпоручика. В 1908 году назначается помощником начальника технического бюро Адмиралтейского завода, помощником главного строителя линкоров «Гангут» и «Полтава». После окончания в 1913 году Морской академии, занялся научно-исследовательской работой, в 1925 году был назначен,  начальником созданного Центрального бюро морского судостроения. Доктор технических наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР Анатолий Иосифович награжден: орденом Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени.

В разработке проекта и постройке первого Советского крейсера участвовали  коллективы научно-исследовательских институтов, сотни различных предприятий и объединений страны. Участие, в строительстве первенца Военно-морского флота Советского Союза,  принимали ученые кораблестроители А.Н.Крылов, Ю.А.Шиманский, П.Ф.Папкович. Артиллерией главного калибра занимался коллектив, возглавляемый Д.Ф.Устиновым, будущим Маршалом и Министром обороны СССР.

Проектом предусматривалось водоизмещение корабля около 7000 тонн, скорость до 37 узлов, вооружение  3х2-180мм орудий, но в 1934 году было принято предложение вместо 2-х орудийных башен иметь 3-х орудийные башни, что повлекло внесение изменений в проект и увеличение водоизмещения.

В 1935 году 22 октября в Ленинграде на Балтийском заводе состоялась закладка головного крейсера, проекта 26 типа «Киров» на котором присутствовали Председатель ЦИК М.И. Калинин и начальник морских сил Советского Союза  В.М. Орлов. В конце ноября 1936 года был произведен спуск корабля, в сентябре 1938 года на корабле поднят Военно-морской флаг, крейсер вошел в состав Балтийского флота.

Тактико-технические характеристики крейсеров типа «Киров»

Водоизмещение, тонн:

  • стандартное      7880;
  • нормальное       8545;
  • полное                9536.

Основные размерения, метров:

  • длина                  191,0;
  • ширина               17,7;
  • осадка ср.           6,2;
  • высота борта      10,1.

Энергетическая установка паросиловая, два ГТЗА, 6 котлов мощность

113000 лошадиных сил.

Скорость  хода               36 узлов.

Дальность (ск.18 узлов)   3750 миль, автономность 20 суток.

Вооружение:

ГК 3х3-180-мм башенные установки Мк-3-180;

ПВО 12х2-37-мм автомата;

2х3 ТА, 2 бомбосбрасывателя;

Два гидросамолета-разведчика «КОР-1», катапульта

Бронирование:  борт и палуба — 50 мм, боевая рубка -150 мм.

Экипаж 724 человека.

Крейсер проекта 26 «Киров»

Всего на кораблестроительных заводах СССР было построено шесть артиллерийских крейсеров типа «Киров». Два корабля — «Киров» и «Ворошилов» по проекту 26;  четыре — «Максим Горький», «Калинин», «Молотов» («Слава»), «Каганович»  по проекту  26-бис. Последние четыре построенных крейсера отличались от 2-х первых только толщиной брони, наличием башнеподобной носовой надстройкой и возросшим на 300 тонн водоизмещением.

Создание и строительство крейсеров проекта 26 типа «Киров» стало важным этапом для отечественного судостроения, это был первый крупный боевой корабль Советской постройки. Построенный легкий крейсер был для своего времени воплощением последних достижений науки и техники, по всем основным характеристикам он не уступал лучшим зарубежным аналогам, а по некоторым и превосходил.

Основные достоинства крейсеров заключались в сильном артиллерийском вооружении, высокой степени автоматизации систем управления огнем. Артиллерия ГК 3х3- 180 мм башенные установки Мк-3-180 с дальностью стрельбы 37 километров, вес снаряда 97,5 килограмма, боекомплект 900 снарядов. Приборы управления стрельбой (ПУС) «Молния», с центральным автоматом стрельбы «ЦАС-2», обеспечивали применение артиллерии по морской и береговой целям при управлении огнем из КДП. Каждая башня ГК, кроме того, могла вести огонь самостоятельно, принимая данные от командно дальномерного поста, оснащенного тремя 6-метровыми дальномерами, управление огнем осуществлял командир башни.

Крейсер был обеспечен, мощной энергетической установкой, позволяющей развивать достаточно высокую скорость хода при таком водоизмещении, и долгое время он оставался самым быстроходным кораблем мира в своем классе.

Надежными стали средства обеспечения живучести крейсера, и превосходили крейсера равного с ними водоизмещения того времени. Были намного улучшены условия размещения экипажа, бытовые условия и условия проживания. Матросский клуб, баня, души, хорошо оборудованные кубрики, библиотека, лазарет, приемная амбулатория с рентгеновским и стоматологическим кабинетами все это было большим шагом вперед в обеспечении бытовых условий экипажа по сравнению с кораблями других проектов. Все построенные корабли находились в боевом составе флотов до начала 60-х годов, а два крейсера «Киров» и «Слава» да начала 80-х годов.

Корабли обладали и некоторыми недостатками, слабой была противоторпедная защита, не совсем удачно были размещены на корабле средства противовоздушной обороны. Уникальные баллистические характеристики орудий главного калибра, они при весе снаряда 97,5 килограмма мог стрелять на дальность 37,0 километров, не были подкреплены соответствующей живучестью каналов стволов, была предусмотрена замена лейнера орудия при износе. Размещение трех орудий башни главного калибра в одной люльке, ослабляло живучесть артиллерии, попадание одного снаряда в башню выводило из строя все орудия. Тем не менее, длительное время крейсера типа «Киров» был самыми мощными артиллерийскими  кораблями своего класса в мире.

С первого дня войны головной крейсер проекта «Киров» участвует в обороне Рижского залива и Таллинна, обстреливает позиции врага, отражает налеты авиации, участвует в обороне Ленинграда. При наступлении Советских войск главный калибр крейсера своим огнем поддерживал наступление сухопутных войск. Первым из кораблей Балтийского флота экипаж крейсера был награжден орденом Красного Знамени.

В 60-х годах крейсер преобразуется в учебный корабль и регулярно совершает походы с курсантами Военно-морских училищ по Балтийскому морю с заходами в порты Польши и ГДР.

После исключения корабля из боевого состава Военно-морского флота две носовые башни дивизиона главного  калибра установлены в городе Ленинграде  в качестве памятника.

Второе поколение  отечественных артиллерийских крейсеров

Идея строительства морского и океанского флота Советского Союза была выдвинута И.В. Сталиным. Разработанная программа строительства «Большого морского и океанского флота» предусматривала за десять лет, на судостроительных заводах Советского Союза построить  1378 боевых кораблей и катеров, в том числе: линкоров, тяжелых  и легких крейсеров – 59 единиц. Тактика применения крупных надводных кораблей предусматривала их использование в составе эскадр, боевое ядро которых должны были составлять линкоры, тяжелые и легкие крейсера. Их проектная разработка документов была начата в разное время. В 1936 году для строительства линкора  проекта 23 типа «Советский Союз», в 1939 году для строительства тяжелого крейсера проекта 69 типа «Кронштадт», в 1941 году для строительства тяжелого крейсера проекта 82 типа «Сталинград». Все перечисленные корабли  были, в разное время  заложены на разных кораблестроительных заводах, но по разным причинам не построены.

Разработка документов для строительства легких крейсеров велась ленинградским Центральным конструкторским бюро №-17 (ЦКБ-17) в 1938 году. При проектировании были учтены все недостатки, вскрытые в процессе использования крейсеров проекта 26. Техническим проектом предусматривалось иметь стандартное водоизмещение корабля 10700 тонн, длина максимальная — 199.0 метров, ширина – 18.0 метров, осадка – 5.8 метра. Мощность ГЭУ – 110000 лошадиных сил, скорость-33,5 узла. Дальность плавания -5400 миль, автономность – 30.0 суток. Бронирование: борт-100мм, палуба-50мм, башни главного калибра-175 мм, боевая рубка-  150 мм. Артиллерия ГК 4х3-152 мм башни МК-5, управление огнем из двух командно-дальномерных постов (КДП) «Б-41-3» с двумя дальномерами 8-и метровой базы и приборы управления стрельбой (ПУС) «Мотив-Г». УК 4х2-100 мм универсальные установки «Б-54» с приборами управления огнем «Мотив-3»и двумя стабилизированными постами наводки (СПН). ЗК 6х2-37мм автомата 66-Ки 2-х пулеметов. Два 3-х трубных торпедных аппарата, авиационное вооружение состоит из 2-х самолетов КОР-2 и катапульта. Экипаж -740 человек.

Согласно плану судостроения, на период 1938-1942 годов планировалось построить 17 кораблей, было заложено только 7 единиц. После окончания войны, было принято решение произвести достройку крейсеров, что было включено в план военного кораблестроения, утвержденного Совнаркомом в 1946 году. С  учетом опыта боевых действий, были внесены необходимые изменения в проект корабля, была произведена достройка кораблей по проекту 68-к.

Крейсер проекта 68 типа «Чапаев».

По проекту 68 типа «Чапаев», после окончания войны были построены крейсера «Чапаев», «Чкалов» («Комсомолец» с 1958 г), «Куйбышев», «Фрунзе», «Железняков». Балтийский флот принял крейсер «Комсомолец», «Чапаев» и «Железняков» перешли на Северный флот, «Фрунзе» и «Куйбышев» перешли на Черноморский флот. Их постройка и передача Военно-морскому флоту Советского Союза стала еще одним шагом вперед нашего отечественного кораблестроения и промышленности.

Тактико-технические характеристики крейсера «Чапаев»

Водоизмещение, тонн:

  • стандартное      11130;
  • полное               14040.

Основные  размерения, метров:

  • длина                  199,0;
  • ширина               19,5;
  • осадка ср.           6,8;

Энергетическая установка паросиловая, два ГТЗА, 6 котлов мощность ГЭУ 110000 лошадиных сил.

Скорость                        33 узла.

Дальность (ск.18 узлов)   6360 миль.

Автономность               30,0 суток.

Вооружение:

ГК 4х3-152-мм башенные установки Мк-5;

ПВО УК 4х2-100-мм СПБ АУ СМ-5, 14х2-37-мм автомата;

Бронирование: борт и палуба 50-100 мм, боевая рубка 150 мм, башни главного калибра 175 мм.

 Экипаж — 1185 человек.

Крейсера проекта 68, являлись более совершенными по сравнению с проектом 26-бис, на 1/3 было увеличено водоизмещение, возросли размеры корабля, дальность плавания и автономность, Улучшены артиллерийское вооружение ГК, усилены средства противовоздушной обороны и бронирование.

Разработка и испытания самолета для кораблей

История

В те же годы когда велись работы по созданию линкоров и крейсеров, в Советском Союзе проводились и работы по созданию самолета для кораблей флота. В учебниках и художественной литературе советского периода, мало сказано о работе, проводимой конструкторскими бюро по созданию самолета для флота, прежде всего для планируемых к постройке линкоров, тяжелых и легких крейсеров, а такие работы велись и довольно успешно,  не смотря на  войну.  Развитие авиации и кораблей шло долгое время отдельно, но они всегда были нужны друг другу, подошло время, когда самолеты стали необходимы кораблям. Шло время, пройдя через целый ряд, трудных разработок и испытаний самолет стал оружием корабля.

Самолет КОР-2

История создания авиации для использования на артиллерийских кораблях, совместно с силами флота интересна. Начав этим вопросом заниматься в начале XX века, Россия в составе своих флотов Балтийского и Черноморского имела к 1917 году по дивизии морской авиации общей численностью 130 самолетов. Грянувшая Революция все, что было в этом вопросе достигнуто, остановила и разрушила.

Планируемые, к использованию в начале 40-х годов, на легких артиллерийских крейсерах проекта 26 типа «Киров», 68 типа «Чапаев» были созданы гидросамолеты. Созданный для легкого крейсера «Киров» гидросамолет КОР-1, был построен и доведен до этапа проведения испытаний. Начавшиеся его испытания на кораблях, выявили недостатки, которые устранялись, но возникали другие, и от него флот вообще вскоре отказался. Был спроектирован и построен новый гидросамолет КОР-2, пройдя через комплекс испытаний на Черноморском и Тихоокеанском флотах, при положительных результатах, гидросамолеты своего применения на кораблях проекта 68, по разным причинам, не нашли. В тоже время, построенные авиационной промышленностью 44 гидросамолета КОР-2 (Бе-4) зарекомендовали себя достаточно хорошо при ведении боевых действий даже в условьях Заполярья. Первые корабли группового базирования авиации, в Советском Союзе были построены и переданы ВМФ в середине 70-х годов XX века, ими стали противолодочные крейсера (ПКР) «Москва» и «Ленинград», но на них базировались вертолеты.

Проводимые работы

Принятая в 1937 году в Советском Союзе программа строительства «Большого морского и океанского флота» предусматривала, построить около 1400 боевых кораблей и катеров, в том числе: линкоров, тяжелых и легких крейсеров около 60 единиц. Основой будущего, планируемого флота, должны были стать корабли, вошедшие в боевое ядро флота, линейные корабли, тяжелые и легкие артиллерийские крейсера, но им требовались корабельные самолеты. Главным предназначением, которых должно было стать ведение разведки и корректировка артиллерийского огня корабля, кроме того, они могли использоваться в качестве осветителей целей и вспомогательных точек наводки (ВТН) при ведении огня корабельной артиллерией ночью. Кроме того, базируясь на кораблях и береговых аэродромах, они должны были  выполнять противолодочные и спасательные задачи, вести ближнюю морскую разведку, в интересах соединений и кораблей флота.

Созданный, но не прошедший до конца испытаний гидросамолет КОР-1, не удовлетворял требованиям флота, поэтому надо было создавать новый катапультный самолет, параллельно со строительством кораблей.

В конце 1938 года было подготовлено новое задание на разработку перспективного катапультного гидросамолета для новых кораблей получившего обозначение КОР-2. Свои эскизные проекты по этой теме, кроме конструктора Г.М. Бериева, представили И.В.Четвериков, В.В. Никитин и В.Б. Шавров. После рассмотрения, представленных разработок, в феврале 1939 года, задание на проектирование и постройку самолета КОР-2 было передано Центральному конструкторскому бюро морского самолетостроения (ЦКБ МС) возглавляемому Г.М. Бериевым. Согласно тактико-технических заданию (ТТЗ), выданному  ВМФ самолет  КОР-2 должен был иметь полную длину — 9,5 метров, размах крыльев — 11,0 метров. Полётный вес — 2600 килограмм. Дальность полета — 1200 километров, экипаж два человека. Задание на строительство самолета КОР-2 поступило в Таганрог во второй половине 1939 года. Осенью 1940 года первый экземпляр построенного самолета был предъявлен на заводские испытания, в начале октября, на акватории гидроаэродрома завода  начался их первый этап.

Гидросамолет КОР-2 на испытаниях

В декабре 1940 года для продолжения испытаний две построенные  машины перелетели в Севастополь, где испытания  продолжились до конца   января 1941 года. В период со 2 по 18 февраля 1941 года  оба самолета прошли государственные испытания в Севастополе на базе ЛИИ ВВС ВМФ. Их проводили летчики  С.Б. Рейдель и П.Я. Яковлев. Проведенные мореходные испытания на воде показали, что летающая лодка КОР-2, при нормальном полетном весе 2750 килограмм  может взлетать  со скоростью 145 км/час и для этого требуется 250-300 метров разбега. Мореходность самолета соответствовала требованиям и находилась в пределах высоты волны до 1.0 метра.

Одновременно с испытаниями нового катапультного самолета шло строительство кораблей,  на которых им предстояло в будущем базироваться.

Первые, легкие крейсера в Советском Союзе с гидросамолетами КОР-1 на борту  начали,   строится  во второй половине 1935 года. Это были крейсера проекта 26, типа «Киров» на борту должно было быть два самолета и катапульта. Подъем самолета после посадки осуществлялся корабельной грузовой стрелой. Кораблей данного проекта  их было заложено и построено  6 единиц.

Во второй половине 1939 года был заложен легкий артиллерийский крейсер «Чапаев» — головной корабль серии легких крейсеров проекта 68. Крейсера строились в соответствии с «Программой военного судостроения» в период 1939-1942 годов планировалось заложить 17 кораблей этого проекта. Строящиеся корабли  имели  авиационное вооружение,  состоявшее из катапульты в средней части корабля, двух самолетов КОР-2 и грузовой стрелы для подъема, небольшой мастерской для обслуживания.

В 1938 году были заложены линейные корабли проекта 23 типа «Советский Союз», на них  планировалось  базирование  четырех самолетов  КОР-2, для двух предусматривался ангар для хранения, мастерская для подготовки и ремонта, в кормовой части корабля. Там же устанавливалась и катапульта. Предполагалось в 1938-1942 годах  построить шесть кораблей.

30 ноября 1939 года на стапеле завода № 194 в Ленинграде состоялась закладка головного тяжелого крейсера проекта 69 «Кронштадт». Авиационное вооружение корабля состояло из двух самолетов КОР-2, старт самолетов должен был производиться  при повороте катапульты на угол 60-120 градусов  от диаметральной плоскости корабля. Самолеты размещались на площадках рядом с катапультой, палубой ниже, чтобы не мешать при её разворотах. Между самолетными площадками находилась авиационная мастерская, для подготовки и ремонта самолетов.

Для обеспечения, корректировки стрельбы артиллерии главного калибра линкоров и крейсеров за пределами прямой видимости, гидросамолеты КОР-2 планировалось оснастить прибором системы Крылова, конструктивно состоящим из двух авиационных оптических прицелов для бомбометания. Прибор предназначался для определения местоположения своего корабля и корабля-цели относительно самолета в полярных координатах.

Испытания самолета КОР-2, переименованного к этому времени в Бе-4, проходили в июле-августе 1941года  летчик-испытатель С.Б. Рейдель. Вот как они проходили по воспоминаниям участников.

«Летчик-испытатель занял свое место в кабине, запустил двигатель, вывел его на максимальные обороты и дал сигнал старшине катапульты о готовности к старту. Самолет за считанные секунды сошел с разогнавшейся тележки катапульты и взмыл в воздух. Сделав несколько кругов, летчик сел на воду. Тщательный послеполетный осмотр не выявил не только никаких повреждений, но даже и просто царапин».

Всего летчик-испытатель С.Б. Рейдель стартовал на Бе-4 с катапульты двенадцать раз.

Первыми, летом 1942 года  Бе-4 получили ВВС Черноморского флота. Обстановка на театре боевых действий была сложной все четыре гидросамолета были сведены в отдельное корректировочное звено с базированием в районе Туапсе. Осенью, после того как экипажи освоили свои машины,  четверка вошла в состав  отдельной авиационной эскадрильи. 

С улучшением общей обстановки на фронтах, гидросамолеты  Бе-4 появились на борту боевых кораблей. На крейсере «Молотов» 12 сентября 1943 года установили модернизированную катапульту ЗК-1а  и начался второй этап испытаний гидросамолета КОР-2 непосредственно на корабле. В акте от 24 октября 1944 года было отмечено, что катапульта, проверенная многократными стартами гидросамолетов, работает отлично и может быть допущена к эксплуатации.

Гидросамолет Бе-4 на борту крейсера «Молотов»

В июне 1944 года на Черноморском флоте была сформирована отдельная эскадрилья корабельной авиации, в состав которой вошли гидросамолеты  Бе-4, в июле 1945 года в составе эскадрильи насчитывалось  восемь  гидросамолетов Бе-4.

На 1 января 1945 года в составе морского авиационного полка ближней разведки  ВВС Тихоокеанского флота числилось четыре гидросамолета Бе-4. Все они подтвердили свое назначение как гидросамолеты корабельной разведки полетами с катапульты на  тихоокеанских крейсерах  «Калинин» и «Каганович». Катапульту ЗК-2б на крейсере «Каганович» опробовали 12 стартами Бе-4 в районе Владивостока, в 1945 году. Заводом было построено 44 гидросамолета с техническими характеристиками.

Технические характеристики Бе-4

Размах крыла – 12.00 метров

Длина              — 10, 5 метра

Масса

— нормальная 2760 килограмм

-максимальная 3468 килограмм

Мощность двигателя  — 1000 лошадиных сил

Крейсерская скорость — 322 километра в час

Дальность полета – 11550 километров

Практический потолок – 7300 метров

Экипаж – два человека

Вооружение: 2х 7.62-мм пулемета ШКАС, бомбы — 200-400 килограмм.

Летом следующего 1946 года прошли опытные испытания Бе-4 в перегрузочном варианте стартами с катапульты крейсера «Каганович» и испытание катапульты ЗК-2а крейсера «Калинин». В испытаниях участвовал  серийный гидросамолет, который пилотировал летчик-испытатель капитан В.Ф. Соколов.

После окончания испытаний на кораблях флотов, гидросамолеты на корабли не перебазировались, а оставались в составе авиационных подразделений флотов. Их послевоенная служба, оказалась не долгой. Было принято решение авиационное вооружение с кораблей убрать и в октябре 1947 года катапульты демонтировали на всех крейсерах, при достройке заложенных кораблей  проекта 68-к авиационное вооружение на  них не ставилось. Так закончилась не долгая корабельная служба гидросамолетов Бе-4 в Военно-морском флоте.

В декабре 1950 года на крейсере «Максим Горький» Черноморского флота начались корабельные испытания летательного аппарата совершенного другого класса — первого корабельного одноместного вертолета Ка-10.